Понедельник
14.10.2019
02:26
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Персональный сайт Максима Воробьева

    Проза

        Пятнышко

          В нашей жизни бывает, что некоторое незначительное происшествие, или даже сон, имеют свое таинственное, скрытое до поры значение. И только потом, после многих происшествий и размышлений приоткрывается завеса времени, и тогда становится понятным, то, что раньше вызывало недоумение и непонимание. Вот об одном таком сне и том, что он предвозвещал, я и хочу рассказать.
         За все свое сознательное детство мне пришлось лежать в больнице три или четыре раза. Причем, как я сейчас понимаю, два раза ложиться было совсем не обязательно, но врачи настояли. Впрочем, это не имеет отношения к тому, что я хочу рассказать. Просто во время одного из этих моих пребываний в больнице мне приснился сон, запомнившийся мне на всю жизнь.
    Было мне тогда лет 11-12. Смутно помню какие-то лестницы, подвалы, по которым я карабкался, куда-то лез, прилагал неимоверные усилия. Все это было ради одной цели - увидеть кого-то, кто может помочь не только мне, но и остальным людям.
         Помню, окружающие с благоговением произносили его имя: «Пятнышко». Да, оно казалось несколько странным, но чего в жизни не бывает. Может и здесь таится неведомый, покуда, смысл. Самое главное произошло тогда, когда я, наконец, достиг вожделенной цели. Я вдруг увидел то, к чему стремился всей душой.
        Это действительно было пятнышко. Пятнышко, кажется чернильное, и ничего более. Т.е. оно как бы обладало некими чертами личности, но вместе с тем они были так ничтожны, что ими вполне можно было бы и пренебречь. Разочарование было настолько сильным, что я проснулся.
        Вот это-то страшное разочарование я и запомнил на всю свою жизнь. В то же время меня не покидало ощущение значительности и важности этого сновидения. И только потом, спустя долгие годы мне, стал понятен его скрытый смысл.
           В стране начались перемены. Старый, казавшийся вечным, руководитель государства умер. За ним еще один, потом следующий… Все произошло в течении каких-то трех лет. Я в это время проходил службу в армии. Отдавал Родине свой долг. Новый руководитель объявил новый курс. Слова «перестройка» и «гласность» стали самыми модными. Я искренно и вдохновлено изучал «исторические» речи, произносившиеся на очередном съезде партии. Правда, так и не смог понять их смысла. Уже задним числом с высоты прожитых лет понял, что смысла в них и не было.
        После армии – институт. Студенческая жизнь. Перестройка набирала обороты, да такие, что было понятно - ее уже не остановить. Мы неслись в будущее безоглядно, как в пропасть. Так оно и вышло. Развал великой страны. Нищета, голод, разруха – вот краткий набор итогов перестройки.
         Ну конечно кое-кто сказочно разбогател, но ведь за счет немеренных богатств нашей Родины. За счет других.… Да и сколько их? Почти все нам известны и мелькают сейчас в телевизоре. Учат нас, дураков, жить.
        Разочарование, уныние и отчаяние овладевало людьми. Начало 90-х годов отмечено неслыханным количеством самоубийств. Первый президент независимой от нас России клялся положить голову на рельсы, если цены будут и дальше подниматься, но так и не сдержал обещания, к полнейшему разочарованию народа. Наверное, рельсы возле Кремля закончились.
        После этих обещаний цены стали расти постоянно на протяжении нескольких лет, словно пытаясь напомнить нашему главному рулевому о его обещаниях, но тщетно. Так вот и пришлось заново все переосмыслять и приспосабливаться, кто как мог. Сил хватало только на мизерный заработок для обеспечения самого необходимого. Ну, если, конечно, не идти на сделки с совестью. Она вдруг стала ненужной, обременительной и для многих непозволительной роскошью. Тем более, когда речь шла о деньгах.
            Как-то еще при том, вечно пьяном президенте, ныне уже торжественно похороненном, я вышел на улицу. Стал вспоминать детство, затем армию, юность. Вдруг, словно пелена упала с моих глаз. Я вспомнил свой давний сон про Пятнышко, а затем и про первого нашего руководителя, кинувшего страну в хаос перемен. Родимое пятно на его голове, которое наш едкий на слово народ прокомментировал так: «Бог шельму метит». Это еще когда он был первым лицом в стране и призывал к гласности и перестройке. И что в итоге за всеми громкими фразами и красивыми призывами? Ничего…. Аналогия была просто очевидной, но сколько же понадобилось времени, чтобы это понять. Пятнышко оно и есть пятнышко и ничего более.
         Еще в ту же копилку: на Тульском направлении электричек есть станция Горбачевка, следующая за ней станция называется Самозвановка.
         Все в мире взаимосвязано и неслучайно, надо лишь обладать зорким взглядом и чутким сердцем. Нам даны знаки свыше, маяки в море житейских забот, для верного прохождения извилистого жизненного пути. Надо лишь уметь понимать их. 






    Как казак Степан Ус телевизор смотрел

     

    Что такое современное казачество? Одно название. Тот сплав вольности, независимости и мужества, который и составляет самую суть казацкой души, давно повыветрился у нынешних обитателей городских трущоб. Все, в ком бурлила и размашисто проявляла себя эта неуёмная душа, были истреблены в годы гражданской войны, коллективизации и всеми последующими годами советского и демократического порядка. Никак не могли они вместится в узкие, назначенные для современного человека рамки. 

       Иной нацепит на себя фуражку, да штаны с лампасами и почитает себя чуть ли не главным наследником и хранителем заветов казачества. А подойди да рассмотри его хорошенько так и ничего и не увидишь даже. Потому как смотреть и не на что.

       Что такое казак без сабли, без оружия, без коня верного? А то еще повесят на стену сувенирную шашку, которой и карандаша не перешибешь и горды, своим антуражем.А что такое казак без веры Православной? А иные и раз в полгода в церковь носа не кажут. Так, прогуливаются рядом да важно кивают головами.

         Но не таков Степан Ус, этот неведомо как народившийся в наше время крепкий и бунтарский характер. Но еще более удивительно, что сумел он сохранить и не растерять среди нынешней жизни свои природные казацкие качества. Роста он невысокого, худощавый, с лихо закрученными усами и пронзительными, голубыми глазами. Несколько медлительный в обычной жизни, в трудную минуту Степан становится упругим как трос, порывистым, быстрым и решительным. Безошибочно тогда он угадывает единственно верное решение и осуществляет его до конца со всей энергией и смекалкой, которой не занимать ему у соседей и знакомых. Шашка у него самая, что ни на есть, настоящая. Специально в Златоуст ездил и  с заводскими мастерами договаривался, чтоб из хорошей стали смастерили  и заточку правильную дали. Пробовал сам, перешибая сотенный гвоздь. Пришлось заплатить немало, но не жалко было на такое дело. Об этой поездке можно было бы отдельный рассказ писать. Чего он только тогда не насмотрелся, с кем только не свел знакомство, и как в поезде вез шашку укутав ее тканью и засунув в рюкзак.  Да, уж такую шашку, конечно, беспечно на стене не повесишь. Хранилась она от греха в чулане за дверью, чтоб и не видно и всегда под рукой была. И в церковь Ус ходил каждый воскресный день и на все Великие церковные праздники. Крестился медленно, торжественно, поклоны клал глубокие, до самой земли, как положено. Внимательно слушал песнопения и молитвы, до самого его сердца доходящие. И находил в том великую для себя отраду и источник силы против кишащих ныне повсюду соблазнов. Да и то сказать, трудно не опаскудится, когда все вокруг, начиная от алкаша-соседа и кончая главой местной администрации, только делают, что приворовывают и махинируют, называя это коммерческим подходом. Крутятся и юлят, как волчок запущенный чьей-то мохнатой рукой на потеху тельцу златому. И пусть небогато живет Степан, зато гордо и честно. Пустых разговоров не любит, да и никакие не любит он разговоры. Дело надо делать, прежде всего, а разговоры что? Так - одно сотрясение воздуха. Такой вот казак Степан Ус.

           Телевизор он вообще смотрел редко. Не видел в том пользы, а только примечал один вред, который происходит в душе всякого, кто окунается в теперешние жизненные волны. Признавал разве только канал «Культура», поскольку на нем не было набившей оскомину рекламы всего, что ни есть на свете, и что на самом деле вовсе человеку и не нужно. И то смотрел его через раз и часто бывал, не доволен услышанными там рассуждениями или спорами. Чтобы время не тратить зазря смотрел Степан телевизор за ужином или обедом. Для чего и установил единственный свой экран на кухне.

       Вот и в тот день, севши за стол, также взялся за пульт и нажал свой излюбленный канал подумав: «Время сейчас не позднее, вдруг, что толковое покажут, чего-нибудь новое узнаю, или что хорошее будет, что не зазорно и посмотреть». Налил себе наваристого борща, что жена сварила, и начал с аппетитом хлебать, поглядывая на экран.

    И верно, начался спектакль под названием «Последний сон Гоголя». Что-что, а послушать великих русских писателей, посмотреть на постановку их произведений, оценить актерскую игру  - это Степан любил. Тем более любил он Гоголя и ставил его выше всех писателей, чуть не наравне с Пушкиным. Да и то сказать, Тарас Бульба был любимым его героем. Видит он, читает какой-то неизвестный ему актер монолог, как бы от лица самого Гоголя. И недурно так читает. И даже какое-то внешнее сходство с Николаем Васильевичем имеет. Только вот глаза не понравились Степану, какие-то хитрые, наглые и пустые. Ну, в общем, современные глаза. У Гоголя точно другой взгляд был.

    И вот во время чтения произведений, надо сказать из разных мест у Николая Васильевича надерганных, делается вставка и, параллельно, показывают интервью с этим самым актером. Такой ход режиссерский, чтоб, видимо, народ не заснул. Значит этот актер и вспоминает, как его еще в детстве с Гоголем сравнивали, и даже, в какие-то рассуждения пускается о творчестве писателя и, ничтоже сумняшеся,  вещает: Для меня, дескать, совершенно очевидно, что Гоголь сделку с чертом заключил. После такого заявления Степан, расправившийся к тому времени с борщом, даже чашку чая до рта не донес. Но потом, рассудив, что сказано так было видимо для красного словца, дабы подогреть интерес публики, решил посмотреть дальше, как завлекают доверчивый народ для приобщения к классике литературы. Но смотрел уже с невольным предубеждением. Терпел. Но когда актеришко, видимо в запале, произнес: «Да вы посмотрите на персонажи. Все какие-то страшные рожи, какие-то подземные типажи. Во всем творческом наследии Гоголя нет ни одного положительного характера».

    - Врешь стервец! – Закричал тут Степан Ус,- А Тарас Бульба?!  А казаки?! - И добавил тут еще неприличное выражение. Чуть в сердцах в экран чашкой не запустил. Но сдержался.

        Плюнул в сердцах, выключил телевизор и после того дня три его не смотрел.

    Да и дел по хозяйству много было. И то сказать, не для того человек живет, чтоб телевизор смотреть.








    Как три чиновника одного ребенка воспитывали

    (Cказка) 

     

         В некотором не царстве, а демократическом государстве жил да был один важный чиновник. Он занимал такой большой пост, что на прием к нему записывались за год, а еще год ждали подтверждения, и только на третий проситель мог попасть к его заместителю. 

         И вот однажды решил этот начальник уехать в заслуженный непосильным сидением на стуле отпуск. Вызывает он к себе трех подчиненных и дает им такое поручение:

     - Я уезжаю в отпуск, в теплые страны, на месяц, со своей молодой женой. Все бы хорошо, но у нас маленький ребенок. С собой его не повезешь, придется оставить здесь. Поручаю вам присматривать за ним, его воспитанием заниматься. Будете жить в моем загородном доме, до моего возвращения. Командировку вам оформим. Еду вам привозить будут. А кормить да непосредственно с ребеночком заниматься будет нянечка. Ваше дело, так сказать, воспитание и общее руководство процессом. Понятно?

    - Понятно,- ответили чиновники.

    - Причем учтите, чтобы никаких посторонних. В крайнем случае, свяжитесь со специалистами по телефону и проконсультируйтесь. И охрану в это дело не впутывайте, их обязанность дом охранять со всем содержимым, и ничего больше. Понимаете, какое доверие я вам оказываю?

    - Понимаем,- опять хором ответили чиновники.

    - Ну тогда идите, собирайтесь, готовьтесь к исполнению новых обязанностей. Завтра за вами машина придет, - сказал важный начальник и укатил с молодой женой отдыхать.

    То ли на Мальдивы, то ли на Канары, в теплые страны, в общем.

        А чиновников доставили в загородный дом. Охрана их по списку проверила, пропустила. Вошли они в дом, а он огромный - три этажа по десять комнат. Походили они, посмотрели, освоились. Детскую нашли, заглянули. А там ребенок в кроватке спит – сын начальника. Мешать ему не стали, вышли в гостиную. Уселись покомфортнее в кожаных креслах и завели деловой разговор. Один из них, тот, что более главную должность занимал сразу взял командование на себя.

      - Вот что, мои коллеги, - говорит, - знаете ли вы, что для нас сейчас главное в этой ситуации?

    Те смотрят на него, не понимают.

    - Главное, для нас, это воспитание ребенка, так?

    - Так, так, - закивали головами двое других.

    - А вы знаете, как его нужно воспитывать?

    - Нет, не знаем!

    - Вот и я не знаю, поскольку всю жизнь руководителем работал, из учреждений почти не выходил, времени на разные пустяки у меня не было. Но главная наша беда в данной ситуации, что инструкций нет!

    - А что же делать? – дуэтом взволновались чиновники поменьше.

    С усмешкой превосходства посмотрел на них старший чиновник и величественно произнес:

    - Раз нет инструкций, значит надо их написать!

    - Верно! Ну и голова Вы, Анатолий Борисович! Обрадовались подчиненные.

    - Значит так. Я на правах старшего даю тебе Борис Петрович поручение, составить правила, инструкцию, т.е. в двухдневный срок! Я слышал, у тебя у самого есть дети. Есть?

    - Есть, девочка 15 лет,- униженно прошептал Борис Петрович.

    - Ну, так тебе и карты в руки. А ты, Василий Янович, будешь осуществлять надзор, проверку и помощь, если понадобиться за исполнение моего поручения. А контроль я оставляю за собой!

         Тем временем ребенок проснулся, и кричать стал. Вскочили, было, чиновники, заметались, но старший вспомнил, что инструкции нет, а раз так, то и делать ничего не надо. Иначе вся ответственность на них падет. Успокоились они  и занялись делом.

    Борис Петрович инструкцию сел писать, Василий Янович рядом, а Анатолий Борисович в другую комнату вышел, там потише было.

        Ребенок орет еще пуще, заливается. Но чиновники народ терпеливый, опытный, внимания на этот фактор не обращают. Инструкцию готовят. Так в напряженной            работе прошло часа два.  Борис Петрович уже и писать-то устал, но Василий Янович его понукает, - пиши, пиши, слышишь ведь, ребенок все орет, надо срочно ему помочь. Так что торопись, пиши.

          Тут заходит в комнату Анатолий Борисович, контроль, значит, осуществлять. Полюбовался на слаженную работу подчиненных и говорит:

    - Объявляю перерыв на обед.

        Спустились они вниз, пообедали, что им принесли, передохнули немного и опять за работу. Борис Петрович пишет, Василий Янович рядом сидит, а Анатолий Борисович из соседней комнаты руководит. Ребенок уже орать перестал, затих. Но работа все идет и идет. Вот и вечер. Рабочий день закончился. Ребенок опять кричать стал, вернее хрипеть. Голос, по-видимому, сорвал. Нетерпеливый какой-то. Но тут нянечка пришла. Руками всплеснула, ребенку памперсы поменяла, постельку перестелила, накормила, спать уложила. А затем приступила к чиновникам, претензии предъявлять стала, что это, мол, они ребенком то не занимались.

       Разъяснил тут ей Анатолий Борисович, что не имеют они права без инструкции что-либо предпринимать, а инструкция сейчас в разработке. И вообще рабочий день у них уже закончился. Заодно поинтересовался, по какой инструкции нянечка работает. Оказалось, нет у нее никакой инструкции. Значит, Борису Петровичу работы прибавилось. Посоветовался главный чиновник со своими подчиненными и решил няне, в порядке исключения, разрешить все-таки к ребенку подходить и за ним ухаживать, пока инструкция еще пишется.

       За два дня, конечно, не уложился Борис Петрович, но  за четыре все-таки  успел. Подробная инструкция получилась. Все в ней прописано было. Когда к ребенку подходить, с какой стороны, как брать, что говорить и т.д.

         Ребенок все это время так в кроватке и пролежал, ползал по ней, вставать пытался, хрипел. Зато тихо и спокойно стало. Из кроватки его, по соображениям безопасности решили не выпускать. Вдруг еще упадет, голову разобьет, или пальцы в розетку сунет. За ним разве уследишь? Мало ли что произойти может. А в мягкой кроватке он в безопасности, да и комфортнее ему на мягком-то. В воспитательных целях ему инструкцию Борис Петрович зачитывал, чтоб значит, понимал, как себя вести надо. Правда сомневался в том, что ребенок его понимает, но Василий Янович с научной точки зрения убедил, что в подсознании все откладывается. Пусть значит, с малолетства привыкает к инструкциям.

         Все хорошо, да через неделю нянечка всполошилась, мол ребенку гулять надо, свежим воздухом дышать. Но здесь находчивость проявил Василий Янович. Окна придумал открывать на определенное время, чтоб помещение проветривать. Разумеется, сначала необходимые дополнения в инструкцию внесли.

       Так и еще неделя прошла. Сидят чиновники в гостиной чай пьют, а то и покрепче чего. На завтрак, обед и ужин исправно ходят. О футболе и политике рассуждают, но больше о кадровых перестановках в своем ведомстве. И к ребенку, согласно инструкции два раза в день подходят, осматривают, а потом Борис Петрович инструкцию ему зачитывает. Все у них как по маслу идет.

       Только вот ребеночек видать озверел, а может приступ у него какой случился, стал он из кроватки прямо рваться на волю. Однажды уже почти перелез через загородочку и чуть на пол не свалился. А там высоко, могло несчастье случиться, да младший чиновник Борис Петрович вовремя заметил, водворил мальчишку на место, ну само собой с рапортом о происшествии к начальству. Выслушав доклад, Анатолий Борисович приказ издал: чтобы не случилось чрезвычайного происшествия ребенка привязывать мягкими лентами. А то он по своей несознательности всю технику безопасности нарушает. Ну и привязали родимого, не больно, но крепко.

         Тут нянечка опять кричать начала, что, мол, ребенку свобода нужна, движение для правильного развития. Грозилась даже пожаловаться самому отцу – начальнику на самоуправство чиновников. Но Анатолий Борисович – руководитель с многолетним стажем, его так просто с верного курса не собьешь. Он сразу нянечке напомнил, что она долго без инструкции работала, а потом, когда эту инструкцию специально для нее написали еще и нарушает регулярно. К ребенку положено подходить ровно в 9.30, а она то в 9.12, то в  10.25, то еще когда в неурочное  время. Ну и что с того, что он кричит, или там хрипит? Его ж воспитывать надо! А воспитание в том и заключается, чтобы все по расписанию делать. А он привык кричать без всякого соблюдения режима, а нянечка ему в этом нарушении трудовой дисциплины еще и потакает. Ну, с ребенка, да еще сына начальника какой спрос? А вот нянечка за злостное нарушение трудовой дисциплины может выговор схлопотать, да и вообще работы лишиться.

        После такого разговора нянечка присмирела, повинилась в своей несознательности и разгильдяйстве. В виде особой льготы, разрешил ей Анатолий Борисович раз в три дня выходить на улицу и гулять возле дома с ребенком и для его развития. Инструкцию, само собой, для такого случая составили.  А для безопасности Анатолий Борисович своего зама, Василия Яновича выделил для сопровождения. В целях предотвращения и недопущения несчастного случая тот, как зам. по безопасности, на нянечку и ребенка во время движения вне дома ошейнички с поводками одевал, чтобы далеко не бегали и не упали с высоты своего роста, без подстраховки.

           Так, глядишь, и месяц пролетел. Важный начальник с Канар возвратился. Ему, как положено, подробный отчет о проделанной работе в письменной форме предоставили. Чиновники наши свои труды непомерные скромно помянули, не упустив  сверхурочного времени, что они затратили на воспитание драгоценного чада Важного начальника. Каждую минутку припомнили, да еще сверху несколько часов приписали.

        Важный начальник отчет прочитал, остался доволен.

    - Сразу, - говорит,- профессиональный подход виден. Молодцы!

       Похвалил он чиновников, персональную благодарность каждому объявил, каждому руку пожал. Премию, в размере тройного оклада, помимо командировочных и сверхурочных выписал. После поманил чиновников пальцем, чтоб поближе подошли и полушепотом, со всей значительностью произнес:

    - Мне, может, в скором времени в командировку уехать придется на год или полтора. С женой, разумеется. Вы уже проверенные люди, задачу знаете, дело воспитания изучили. Не подведете?

    - Не подведем, - на разные голоса обрадовано ответили наши чиновники.

    И то; работа знакомая, инструкции разработаны, еда и проживание за казенный счет, да еще премиальные. Не жизнь, а сплошной праздник. Хорошо живется чиновникам!

    Только вот выживет ли ребенок?